14 декабря. Николай первый - Мережковский Д.С.

Царство Зверя


ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

ГЛАВА ВТОРАЯ

С 27 ноября, когда узнали о кончине императора Александра I, в Петербурге наступила тишина необычайная. Все умолкло и замерло, как бы затаило дыхание. Театры были закрыты; музыке запрещено играть на разводах; дамы оделись в траур; в церквах служили панихиды, перезвон колоколов унылый с утра до вечера носился над городом.

Россия присягнула Константину I. Указы подписывались именем его; на монетном дворе чеканились рубли с его изображением; в церквах возглашалось ему многолетие. Со дня на день ждали его самого, но он не приезжал, и по городу ходили слухи. Одни говорили, что отрекся от престола, другие - что согласился, а правда была неизвестна.

Для успокоения столицы объявили, что государыня-мать получила письмо, в коем его величество обещал вскоре прибыть; потом, что великий князь Михаил Павлович к нему навстречу выехал. Но оба известия оказались ложными.

Курьеры скакали из Петербурга в Варшаву, из Варшавы в Петербург; братья обменивались письмами, но толку не было.

- Пора бы кончить эти любезности, - ворчали сановники.

- Когда же, наконец, мы узнаем, кто у нас государь? - выходила из терпения императрица Мария Федоровна.

- На троне лежит у нас гроб, - шептались верноподданные в тихом ужасе.

На другой день после присяги в окнах магазинов на Невском выставлены были портреты нового императора Прохожие толпились перед окнами. На портрете он был дурен, а в действительности - еще хуже. Курнос, как Павел I; большие мутно-голубые глаза навыкате; насупленные брови, торчащие густыми пучками белобрысых волос; такие же волосы на переносице; в минуты гнева вздымались они, щетинились; руки длинные, ниже колен, как обезьяньи лапы: казалось, мог ходить на четвереньках. И весь был похож на обезьяну, огромную, человекоподобную. Вспоминали, как жаловалась бабушка, императрица Екатерина Великая, на бесчинное и бесчестное поведение внучка: "Везде, даже и по улицам, обращается с такой непристойностью, что я того и смотрю, что его где ни есть прибьют. Не понимаю, откудова в нем вселился такой подлый санкюлотизм, пред всеми унижающий".

Письма свои к учителю, французу Лагарпу, подписывал: "L'aek Constantin"*. Но был не глуп, а только нарочно "валял дурака", чтоб оставили его в покое, не лезли с короною. "Деспотический вихрь", - называли его приближенные. Однажды на смотру лошадь его испугалась, шарахнулась. Выхватив палаш, он избил ее так, что она едва не издохла.

Лошадью будет Россия, а Константин - бешеным всадником. Надеялись, впрочем, что не захочет царствовать, по "отвращению природному".

_______________

* Осел Константин (фр.).

- Меня задушат, как задушили отца, - говаривал. - Знаю вас, канальи, знаю! - злобно усмехался. - Теперь кричите "ура", а если потащат меня на лобное место и спросят: "Любо ли?", вы так же закричите: "Любо! Любо!" Рассказывали, что, когда прочел манифест о вступлении своем на престол, с ним сделалось дурно, велел пустить себе кровь.

- Что они, дурачье, вербовать, что ли, вздумали в цари! - кричал в бешенстве. - Не пойду! Сами кашу заварили, сами и расхлебывайте! Когда в Петербурге узнали об этом, все возмутились.

- Нельзя играть законным наследием престола, как частною собственностью, - говорили одни.

- Почему нельзя? - возражали другие. - В России все можно. Мы трусы.

Погрози нам только гауптвахтою - и смиримся.

- Кому бараны достанутся? - держали заклад шутники.

- Какие бараны?

- Мы. Разве нас не гонят от одной присяги к другой, как стадо баранов? Решали, кто лучше - Константин или Николай? Император Павел I назначил пятимесячного младенца Николая шефом лейб-гвардии конного полка в чине генерал-лейтенанта. Мальчик, прежде чем научился ходить, бил в барабан и махал игрушечной сабелькой. А когда подрос, вскакивал с постели по ночам, чтобы постоять с ружьем. Никогда ничего не хотел знать, кроме солдатиков. Воспитатель великих князей, дядька Ламсдорф, бил мальчиков по голове ружейным шомполом так, что они почти лишались чувств. "Бог ему судья за бедное образование, нами полученное", - говаривал впоследствии сам Николай.

Николай не готовился быть наследником; лет до двадцати не имел никаких служебных занятий, и все его знакомство с светом было в дворцовых передних и в секретарской комнате. "Бешен, как Павел, и злопамятен, как Александр". Правда, умен; но ума-то его и боялись пуще всего: чем умнее, тем злее.

В совершенстве усвоил прусский военный устав и вообще был немец.

Предсказывали, что со вступлением его на престол немцы наводнят Россию, которая и без того уже кажется "почти завоеванной".

Константин - зверь, а Николай - машина. Что лучше, машина или зверь?

<<Предыдущая глава Оглавление

14 декабря (Николай первый). Читать далее>>

Мережковский | Биография Мережковского | Произведения Мережковского